"СВИРЬ" Союз десантников Эстонии

С Днем пограничника

P1100012С Праздником Евгений Борисыч!С тобой граница всегда на замке!

Ребята.мы Вас помним

20160522_133641-00120160522_140815

Радость со слезами на глазах

DSC_0126DSC_0128DSC_0131DSC_0121

Дорогие братья-десантники, соотечественники!

От лица Международного Союза десантников поздравляю вас с 71-ой годовщиной победы в Великой Отечественной Войне. В нашей памяти живы воспоминания о героическом подвиге нашего народа, отстоявшего свою землю и победившего коварного и жестокого врага. Этот Подвиг служит примером для нас и образцом для воспитания молодого поколения.
В годы Великой Отечественной Войны воины-десантники вступали в бой с немецко-фашистскими захватчиками на самых опасных участках фронта, они громили врага в тылу, поддерживая наступления наших войск. Ярким примером величайшего мужества и доблести десантников может служить подвиг сибирских солдат, погибших в 1941 году под Можайском в неравной битве с фашистскими войсками. Конечно, примером несгибаемой воли и мужества десантников служит и Вяземская воздушно-десантная операция, когда 18 января 1942 года  в жестоких погодных условиях 201-я воздушно-десантная бригада и 250-й стрелковый полк с целью дезорганизации войск противника были высажены в тыл немецкой группы армий «Центр». И это лишь немногие яркие золотые страницы истории ВДВ, которые знают все, но, сколько фактов о доблести наших славных Отцов остаются неизвестными и по сей день? К сожалению, с каждым годом от нас уходят живые свидетели и участники тех событий, поэтому дорожите каждой минутой общения с ветеранами, чтобы Память о них осталась на все века.  Вечная Слава!

В этот день я желаю ветеранам здоровья, вам и вашим близким благополучия, счастья и мирного неба над головой. Мы помним Победу и гордимся подвигами нашего славного Народа-Победителя!
Слава ВДВ!
Председатель Международного Союза десантников
генерал-лейтенант                                                                                                             Стаськов Н.В.
unnamed

И ЗНАЧИТ НАМ НУЖНА ОДНА ПОБЕДА! ОДНА НА ВСЕХ!МЫ ЗА ЦЕНОЙ НЕ ПОСТОИМ

DSC_0099

С Днем рождения Свирская родная 98 ВДД

Они защищали Отечество

530_900gals_1416314854_1826 апреля СДЭ Свирь была в гостях у Сергея Галицкого,писателя,создателя музея Они защищали Отечество.Удивительный человек Сергей Геннадьевич,просто горит своим делом.Два часа встречи пролетели незаметно,а на память книги писателя с автографом.Надеемся на новые интересные встречи.
Экспозиция музея представляет боевой путь наших солдат и офицеров в Афганистане и Чечне наглядно, через более чем тысячу подлинных, а не постановочных фотографий. Это не взгляд на войну через объективы профессиональных фотокамер, а своеобразное фотоповествование самих участников боевых действий. И тот, кто разглядывает фотографии, как будто сам оказывается в кабинах машин, которые с боями прорываются через горные перевалы Афганистана; смотрит через иллюминаторы летящих на высоте трёх метров вертолётов на землю Чечни под собой; идёт в горы с разведгруппами, заглядывая, словно в преисподнюю, в «духовские» схроны.

СДЭ Свирь сегодня исполнилось 8 лет

image
Восьмой День рождения нашей Свири сегодня.Восемь лет это и много и мало.Ты помнишь как все начиналось?Сколько было сделано!!Праздник 80 лет ВДВ,более 500 гостей,85 лет ВДВ незабываемые дни в Москве.10 мая 2010 года дни Великой Победы приезд группы Голубые береты,концерт для 3000 жителей нашего города.Посещение памятных мест на реке Свирь,где совершила подвиг наша Свирская дивизия.Питер,Москва,Псков,Кишинев,Сумы ,Могилев,Нижний Новгород,Великий Новгород,Рига,Холм,Лодейное Поле,Демянск,Пушкинские горы неполная география наших поездок.Вспомним и помолимся о тех,кто покинул этот мир,Лембит,Василий Валерий.Поблагодарим и тех ребят,которые были с нами вместе,а сейчас в силу разных причин отошли.Свирь живет и дышит полной грудью.Есть новые идеи,есть новые дела.С Праздником Братья,ведь нам целых восемь лет!

Вспоминайте о нас иногда…

Прочитав в номере «ДД» от 20 февраля статью Ирины Каблуковой «Отдать жизнь, чтобы жить», я не мог не вспомнить другой февральский день, только 27-летней давности, когда в редакцию газеты «Молодежь Эстонии», где я тогда работал, пришли двое мужчин – молодой и постарше…
Речь в статье коллеги идет об уроженце Силламяэ Михаиле Румянцеве, который геройски погиб на войне в Афганистане 14 февраля 1983 года. Был он тогда старшим лейтенантом воздушно-десантных войск, 25 лет от роду. Он пал смертью храбрых, отправившись с четырьмя десантниками на выручку своему старшему другу, военному врачу-хирургу капитану Владимиру Сидельникову, который с группой солдат оказался в тяжелейшем положении, в окружении душманов. С тех пор Владимир считает себя обязанным жизнью Михаилу Румянцеву и каждый год приезжает в Силламяэ, чтобы повидать мать Михаила, Зинаиду Михайловну.

Люди должны знать

В статье также сказано, что в 1989 году в Силламяэ вместо улицы Жданова появилась улица Румянцева… Однако на первых же строках я споткнулся: «…Создается впечатление, что русская фамилия принадлежит какому-то общественному деятелю, вероятно, времен первой Эстонской Республики». Неужели, подумал я, кто-то может не знать, в память о каком Румянцеве названа улица в Силламяэ? О Михаиле Румянцеве в том же 1989 году была большая статья у нас в «Молодежи Эстонии», тираж которой тогда, между прочим, зашкаливал за 100 000. Но тут же вынужден был согласиться с автором. Времени-то сколько с тех пор миновало! И, главное, как само время изменилось…

…Молодой человек с двумя боевыми медалями на груди и мужчина постарше приехали в редакцию «Молодежи Эстонии» 15 февраля 1989 года – на следующий день после того, как прошло шесть лет после гибели Михаила Румянцева. И – по случайному совпадению – в тот час, когда последние советские военнослужащие покидали Афганистан.

«Степан Матей, – представился первый. – Я из Кишинева, и каждый год в это время стараюсь приезжать в Эстонию, в Силламяэ. К Василию Михайловичу, – посмотрел он на своего спутника, – и Зинаиде Михайловне, родителям Михаила Румянцева. Я не спас, не смог спасти старшего лейтенанта в том бою, но считаю своим долгом рассказать, как это было. Люди должны знать».

И он положил на стол объемную рукопись. Подпись под ней была указана такая – Степан Матей, рядовой запаса.

Попрощавшись с гостями, я углубился в рукопись, которую мне предстояло подготовить к печати, и – не смог от нее оторваться. В то же время, помнится, работа была неимоверно трудной. Нет, рукопись практически не требовала правки: проблема состояла в том, что объем текста значительно превышал площадь отведенной для него газетной полосы (равной двум полосам «Дня за Днем»), а удалять интересные и важные подробности было чрезвычайно жалко.

Держаться до последнего патрона

Язык не поворачивается назвать рукопись Степана Матея обычной газетной статьей: скорее, это документальная повесть. Только заголовок – «Мне этот бой не забыть нипочем…» – мы в редакции подобрали сообща. А конкретно, насколько помню, озаглавить публикацию строкой из песни Высоцкого предложила главный редактор Ирина Ристмяги.

И еще один момент в статье Ирины Каблукой вынудил меня приостановить чтение: «Мы не будем описывать весь ужас, который там происходил. Скажем только, что Михаил получил пулевое ранение в голову и умер почти мгновенно. А Сидельников и остальные парни выжили».

Конечно, я не знаю, что конкретно рассказывал Владимир журналисту. Сам же я опираюсь на повесть Степана Матея – одного из бойцов той самой группы капитана Сидельникова, который все шестнадцать часов пробыл в том пекле, был ранен. Так вот, со ссылкой на Степана, во-первых, вынужден с горечью уточнить: не все парни Сидельникова выжили, автор называет имена погибших. Во-вторых… Да, в повествовании Матея есть немало мест, которые можно описать словом «ужас». Но не об этом его повесть! Степан писал о мужестве, героизме, благородстве, взаимной выручке, настоящей мужской дружбе.

А еще – о чуде. Да, и такое слово использует автор. Причем применительно как раз к Михаилу Румянцеву, о котором в статье в «ДД» сказано только, что он получил смертельное ранение. Да, конечно, и о том, что ценой своей жизни он спас жизни боевых товарищей, сказано тоже. Но как именно? В повести Степана Матея об этом рассказано подробно.

Кстати, много места в ней отведено и Владимиру Сидельникову. Не буду злоупотреблять цитированием, отмечу лишь, что пишет о нем автор с исключительным уважением, благодарностью и даже с восхищением – в частности, об умелых и решительных действиях капитана Сидельникова во время того незабываемого боя. А ведь он был врачом, а не строевым офицером, напоминает автор. И только после одной его команды, пишет Степан Матей, холодок пробежал по спине. Это когда Сидельников приказал каждому из бойцов оставить по гранате.

Всем было понятно, для чего. Боеприпасы подходили к концу, многократно превосходившие численно душманы наседали, а подмоги – это уже было ясно – не будет: радист Абдужапар Валиев беспрерывно связывался с командованием, но ответ был один: «Держаться до последнего патрона, сделать все, чтобы не допустить прорыва душманов».

Это походило на чудо

И вот в этот момент… Все-таки не могу не процитировать Матея:

«…Вдруг раздалась частая стрельба на левом фланге. Взрывы гранат, крики. К нам через кишащую душманами «зеленку» пробивались четверо десантников под командой старшего лейтенанта Румянцева. Он решил с горсткой храбрецов пробиться к нам на помощь, узнав из радиодонесений, что наша боевая группа приготовилась к самоподрыву. <…> Румянцев появился, словно из-под земли, у левого угла мечети. Это походило на чудо. Прорваться сквозь боевые порядки «духов»! Никто из нас и слова не успел произнести, как старший лейтенант дал команду своим солдатам атаковать мечеть. <…> Я дал заградительный огонь, чтобы остановить Румянцева и его парней. Все мы стали кричать: «В мечети «духи», товарищ старший лейтенант!» «Я не в мечети, я за аркой! – крикнул и Сидельников. – Не надо!»

Но Румянцев, разгоряченный боем, окрыленный удачей небывалого прорыва, видно, не слышал наших криков среди стрельбы. Мы и ахнуть не успели, как он взмахнул правой рукой – знак атаки – и кинулся к входу, пустив внутрь длинную очередь и, продолжая стрелять, ворвался в мечеть-дот. И тут же упал, сраженный наповал…»

И в конце повести:

«…И вот тогда накатило на меня горе. Мне не исполнилось и двадцати. Но сколько уже довелось повидать крови, смертей. Казалось бы, сердце должно зачерстветь. А я плакал. Смотрел на своего мертвого друга и подумал: а ведь могло случиться наоборот – он оплакивал бы мою оборванную жизнь. Ваня Харчук рассказывал мне о своей невесте, часто получал от нее письма.

Рядом с Иваном – старший лейтенант Михаил Васильевич Румянцев. Возле него сидел, окаменев, его друг – капитан Сидельников. Между собой мы называли Румянцева будущим генералом. Он стал бы им…

Поодаль – Андрей Голендухин. Он мечтал стать офицером, поступить в воздушно-десантное училище. И Андрюшу спасти не удалось… Так закончился этот шестнадцатичасовой бой. <…>

Как-то получил от Владимира Олеговича Сидельникова (он теперь подполковник) телеграмму из Ташкента: «Степан, бросай все, прилетай в Силламяэ 14 февраля».

Наш современник

Как нам сказали, передавая рукопись Степана Матея, публикация, помимо прочего, нужна еще и для того, чтобы поспособствовать присвоению улице в Силламяэ имени Михаила Румянцева. Не знаю, повлияла ли она как-то, но в любом случае символично, что газета с документальной повестью Степана Матея вышла в свет в тот же день, когда Силламяэский исполком принял такое решение – 21 февраля 1989 года.

Из статьи в «ДД» я узнал, что Владимир Сидельников намерен добиваться присвоения Михаилу Румянцеву посмертно звания Героя России. Поддерживаю! И теперь надеюсь, что эта скромная статья тоже хоть чуточку поможет.

И последнее. Повествование Степана Матея в «Молодежи Эстонии» было сопровождено «афганской» фотографией Михаила Румянцева, а под ней – написанные его рукой слова: «Мы, оказывается, и в огне не горим! Живы, здоровы. Что нам еще нужно? Нужно, чтобы о нас хоть иногда, да вспоминали».

Его вспоминают – родные и близкие, друзья, боевые товарищи. А надо бы, чтобы ни для кого название улицы Румянцева в Силламяэ не было пустым звуком или – в лучшем случае – поводом для недоуменного вопроса: а кто это такой?

Кто? Наш современник, в 25 лет шагнувший навстречу смерти ради жизней других людей. Настоящий герой. Независимо от того, будет ли издан соответствующий указ или нет.
Андрей Бабин2

«Свирь» снимет фильм о боевом товарище

Союз десантников Эстонии «Свирь», который девять лет назад сдружился с семьей погибшего в 80-х годах в Афганистане силламяэсца Михаила Румянцева, а теперь помогает российским партнёрам подготовить фильм о нём, намерен сделать и собственную ленту о Михаиле. В фильме вспомнят и другого жителя Эстонии, который был знаком с Румянцевым и тоже сложил голову в Афгане.

Российский фильм, где рассказывалось бы о Михаиле Румянцеве, призван не просто воздать дань памяти этому человеку, совершившему 14 февраля 1983 года подвиг, но и помочь в непростом процессе – добиться присвоения Михаилу посмертного звания Героя России. За это ратует доктор медицинских наук, профессор, заслуженный врач РФ Владимир Сидельников. В тот февральский день 33 года назад старший лейтенант Румянцев ценой своей жизни спас в бою с душманами капитана Сидельникова и его группу, попавшую в окружение.
«Я должен сделать это, пока у меня ещё есть время. А ещё я хочу добиться, чтобы Михаил стал Героем России. Присвоить ему звание Героя Советского Союза тогда было невозможно. Ситуация сложилась такая, что в те годы военачальникам пришлось бы признать, что вся операция была организована бездарно, что командиры повели себя некомпетентно, а ещё – что рядом с местом, где мы были в окружении, находился целый батальон, но на помощь пришел только Миша» – так объяснял Сидельников газете «Постимеэс» свои мотивы во время очередного приезда в Силламяэ нынче в феврале.
Он приезжает на родину друга уже много лет и за это время стал вторым сыном для матери Румянцева Зинаиды Михайловны, которую десантники из «Свири» любовно зовут «наша тётя Зина» и которую периодически навещают и поддерживают.

Интервью с тетёй Зиной
Идею фильма Владимиру Сидельникову помогает продвигать Сергей Галицкий – член международной ассоциации писателей баталистов и маринистов Союза писателей России, автор проекта «Они защищали Отечество». С российской стороны «Свирь» попросили снять для будущего фильма несколько видеоинтервью с тетёй Зиной. «Свирь» с помощью студии «Литес» выполнила эту просьбу и передала материалы россиянам.
– Мы встречались с ней два раза, и она рассказала много нового и интересного про сына. По словам Сидельникова, эти интервью очень понравились, – сказал председатель союза «Свирь» Сергей Иванов.
Сергей Галицкий на днях добавил, что в создании фильма возникла пауза из-за финансирования:
– Были два варианта – телеканал «Россия 1» проявил интерес и одна небольшая телекомпания. «Россия 1» отказалась в конце концов, со второй компанией провели первые переговоры. Будем думать, как подать заявку на грант правительства Санкт-Петербурга. По опыту, дело это будет очень сложным и долгим.
Сам Сидельников настаивает, что в этом фильме он должен остаться на втором плане, – как он говорит, чтобы ни у кого из возможных оппонентов даже и тени подозрения в его личной заинтересованности в саморекламе и «орденопросии» не могло возникнуть.
– Миша Героя заслужил больше, чем кто-то другой. Хочу, чтобы тётя Зина при жизни порадовалась за Мишкиного Героя России.
Тем временем Михаил Румянцев представлен к неправительственной общественной награде Союза десантников России – ордену Маргелова, это ходатайство одобрено Международным союзом десантников, и есть надежда, что мать Михаила получит этот орден в день рождения сына – 14 августа, добавил Сергей Иванов.

«Они пересекались с Михаилом»
Сергей Иванов рассказал «Инфопрессу», что если в России с фильмом, рассказывающим о Румянцеве, не получится, то «Свирь» самостоятельно продолжит свои съёмки и подготовит ленту для себя, для семьи и друзей Михаила, возможно, покажет его и на «Литесе».
В центре этого, здешнего, фильма была бы удивительная история о том, как тридцать с лишним лет хранят память о павшем воине его друзья, одноклассники и не знавшие самого Михаила люди, как погибший сын остался жить в сердце матери, отдавшей своё материнское тепло спасённому им товарищу, и всё это – отнюдь не наигранная мелодрама, а сама жизнь.
– Постараемся связать в одну цепочку Михаила Румянцева и Игоря Турченкова, – добавил Иванов.
Турченков, как и Румянцев, учился в Рязанском десантном училище, они пересекались по жизни – сестра Игоря до сих пор помнит «рыжего Мишу», оба служили в Афганистане и оба погибли там. Игорь похоронен в Таллинне, и представители «Свири» сумели отыскать его могилу.
Именем Михаила Румянцева названа одна из улиц его родного города Силламяэ.

Алексей СТАРКОВ
_MG_7458

Older   

"СВИРЬ" is powered by WordPress | Entries (RSS) and Comments (RSS)| Partnerprogramm Theme